avangard-pressa.ru

Белорусский нетленный святой - Психология

Историю белорусского нетленного святого Андрея Бобола рассказывает Герберт Терстон в своей книге «Физический феномен мистицизма» (Herbert Thurston, The Physical Phenomena of Mysticism, стр. 262-263).

Святой Андрей Бобола, белорусский иезуит и миссионер, был жестоко убит мародёрствующими казаками в 1657 году, во время очередной несчётной войны с Московией. Отцу Боболе (так его называет Герберт Терстон) было 67 лет.

Когда бесчинствующие казаки (в других источниках — казаки-татары) уехали, измученное пытками и изувеченное тело отца Андрея Бобола белорусы нашли в куче навоза, в которую изуверы его закопали. Тело в тот же день захоронили в склепе собора иезуитов в Пинске.

44 года спустя ректор школы иезуитов в Пинске увидел Андрея Бобола во сне или в видении — надо полагать, он являлся и другим людям. В общем, история снова повторяется, как и во всех подобных случаях. Видение («призрак») Бобола стало донимать людей, и ректор решил взглянуть на его тело. К величайшему изумлению всех, участвовавших во вскрытии гроба в склепе, тело Бобола не только не имело никаких следов гниения, но оставалось столь же свежим и гибким, как и тело живого человека. В венах находилась кровь, кожа была живой — не сухой, не мёртвой, а именно живой. То есть, её мельчайшие кровеносные сосуды были заполнены кровью.

Когда в 1730 году тело было официально эксгумировано комиссией из шести экклезиастов и пяти медицинских экспертов, все пришли к единодушному решению: нетленное состояние тела является вещью неестественной. Хотя со времени погребения прошло 73 года, «нет ни единого следа ни окоченения, ни разложения».

Члены белорусской комиссии исследовали и другие тела в склепе костёла, но везде были обыкновенные разложившиеся останки. Причём, останки тех, кто был похоронен в период захоронения Андрея Бобола, представляли собой лишь истлевшие кости.

Эту историю рассказывают и Кэрролл К. Калкинс и Ричард Маршалл в своей великолепной энциклопедии «Тайны непознанного» (Mysteries of The Unexplained, The Reader's Digest Association, 1982), но там Андрей Бобола назван «польским иезуитом», как «польским» назван и город Пинск. На самом деле, конечно, Пинск — это не Польша, а Литва-Беларусь. В США сию тонкость не чувствуют, в карты мира не смотрят.

Должен отметить, что и сегодня около половины верующих белорусов — это католики, и этот нетленный святой — главный святой Белорусской католической Церкви, а, например, Рождество отмечается и каждый год транслируется телевидением Белоруси из собора, носящего его имя (по-белорусски — Андрей Баболя).

Как я думаю, перед нами типичный вампир — в данном случае белорусский. Он не разлагается, живой (но в коме), и к тому же является в виде «призрака» людям. К сожалению, иных подробностей, (самых интересных) не сохранилось, да и сама история святого уж давно канула в Лету. В 1795 году Пинск был захвачен Россией при Третьем разделе Речи Посполитой, и там началась одиозная борьба с иезуитами. Храмы были разрушены или переделаны в православные, все католические святые (и вообще все тела в склепах) выкинуты на помойку. Фактически, вернулись те самые казаки, которые некогда и издевались над Андреем Боболой. Говорю об этом потому, что масса вещей, причастных к вампиризму, вышла из исторической памяти ещё и по политическим и религиозным мотивам.

В данной истории мне кажутся важными два обстоятельства.

1. Андрей Бобола (Баболя) «погиб» (на самом деле впал в кому) не от нападения вампира, а от зверств казаков. Можно предположить, что сей «вирус вампиризма» у него уже был в некоей скрытой форме, а крайнее ослабление организма привело к включению его работы. Эту тенденцию можно проследить и в примерах, приводимых вампирологами эпохи Просвещения, которые описывают аналогичные случаи. Например, из трактата Кальме:

«Около пяти лет назад некий гайдук из Медрейги по имени Арнольд Поль был раздавлен опрокинувшейся повозкой с сеном. Через месяц после его смерти внезапно умерли четыре человека — таким же образом, каким, согласно местным представлениям, умирают люди, замученные вампирами. Тогда вспомнили, что этот Арнольд Поль часто рассказывал о том, что в районе Косово, на турецкой границе с Сербией, на него нападал турецкий вампир».

Получается, что Бобола был ещё ранее заражён вампиризмом.

«Ещё он [Арнольд Поль] говорил, что те, кто были пассивными вампирами в жизни, становятся активными после смерти, то есть те, из кого была выпита кровь, будут её тоже, в свою очередь, пить; но он нашёл средство выздороветь — поедая землю с могилы вампира и обтираясь его кровью».

То есть, тут на самом деле подразумевается не смерть, а крайнее ослабление организма, влекущее вампирическую кому. И, конечно, поедание земли с могилы вампира и обтирание его кровью тут ничего уже не изменят и не поправят: как только иммунитет заражённого организма будет существенно подорван — человек станет вампиром.

Это обстоятельство заставляет нас несколько иначе взглянуть на всю картину феномена: иные сильные люди, подвергшиеся нападению вампира, могут жить ещё десятки лет, и только к старости или в результате травм их организм уже не может сопротивляться позыву впасть в вампирическую кому. Отметим также, что «смерть» Бобола в 1657 году по времени примерно совпадает с эпидемией тут вампиризма, ибо Кальме писал:

«В государственных докладах за 1693-1694 гг. говорится об упырях, вампирах и привидениях, которые появляются в Польше [Речи Посполитой] и — о чём больше сообщений — в России».

2. Теперь рассмотрим даты. Бобола был похоронен в 1657 году в возрасте 67 лет. Через 44 года его призрак настолько стал докучать людям, что ректор школы иезуитов в Пинске, тоже став жертвой его посещений, решил взглянуть на его тело. 67 плюс 44 = 111 лет. Это очень большой возраст для нормального человека, но приемлемый для коматозника, если мы вспомним, что люди, находясь даже просто в летаргической (не вампирической) коме, не стареют.

В 1730 году белорусская комиссия из шести экклезиастов и пяти медицинских экспертов снова находит нетленное состояние тела этого человека — через 73 года со времени погребения. То есть, это возраст в 140 лет. Тут уже нет заявлений о том, что ткани тела полны кровью, а более скромно заявлено, что «нет ни единого следа ни окоченения, ни разложения».

В это время, я убеждён, Бобола был уже мёртв — ибо вампир не вечно может лежать в коме, а тоже имеет «свой век». Раз его призрак никому давно не являлся — то вампир умер. Дальнейшая «удивительная» сохранность его тела (и тел других ему подобных «нетленных святых») вызвана огромными биохимическими изменениями в организме. В том числе выделением «беловатого вещества» (с запахом цветов), которое химически крайне активно и разлагает, подобно кислоте, одежду и насквозь даже цинковое покрытие гроба, в том числе уничтожает все гнилостные бактерии, микроорганизмы и паразитов — в чём, возможно, и заключается предназначение этих выделений. Но не разлагает ткани тела, которое его выделяет. Это не кажется удивительным, ибо раз тело коматозника это вещество выделяет — то само заведомо биохимически защищено от его воздействия. Подробнее об этом — дальше.

Замечу лишь, что в скудных пересказах отчётов эксгуматоров белорусского святого не упомянуты ни эта беловатая жидкость, ни истечение из тела святого крови. То ли комиссии не нашли нужным эти «неудобные» подробности тогда указывать, то ли авторы книг, писавших о святом, не нашли интересным эти подробности упоминать.

Но дальше мы увидим, что главными показателями жизни или уже наступившей смерти возведённого в святые вампира-коматозника являются именно эти выделения. Смерть наступает, когда эти выделения прекращаются.

КАК ВАМПИР СТАЛ СВЯТЫМ

Многие случаи, содержащиеся в архивах христианской церкви, нашли своё отражение в книге «Не подверженные тлению» американки Джоан Кэррол Круз (1977 год). В этой книге в деталях описаны 102 подобных случая и имеются ссылки на большое количество малоизвестных и не опубликованных сообщений. Один из наиболее впечатляющих случаев, о которых рассказывает автор, относится к «прекрасно сохраняющемуся и источающему кровь телу» ливанского святого Харбела Макхоуфа (РПЦ Москвы называет его святым Шарбелем и сегодня торгует в Москве его открытками, якобы излечивающими, если приложить к больному месту, от рака, женского бесплодия и туберкулёза). Этот маронитский монах умер 24 декабря 1898 года, через восемь дней после апоплексического удара во время проведения мессы. Во время своей жизни он соблюдал строгую телесную дисциплину: носил власяницу, спал на земле, ел раз в день (как и другие его товарищи). По традициям его монастыря в Аннае (Ливан), святой Харбел был похоронен в своей повседневной одежде, без гроба и, конечно, не забальзамированным.

Когда тело святого отца Поля из бельгийского города Молль было эксгумировано 24 июля 1899 года, через три года после его смерти, очевидцы говорили, что тело сохранилось «превосходно»

Многие признают, что о нём бы и забыли, если бы не одно необычное явление. В течение 45 ночей после его захоронения (это обычно срок, когда происходит полное разложение тела) вокруг его могилы наблюдалось яркое свечение. Официальные лица монастыря попросили разрешение от руководителей Ордена на эксгумацию тела. Эксгумацию провели три месяца спустя в присутствии толпы жителей близлежащей деревни.

Остановлюсь, чтобы заметить: не думаю, чтобы простое свечение над могилой стало причиной для эксгумации. Все знают, что при разложении выходит фосфор — чего тут волноваться? Зато в вампирологии неоднократно сообщается о том, что над могилами вампиров ночью можно видеть свечение — и через 40 дней после смерти — и через 4 года. И это свечение весьма характерно, его не спутаешь с обычными кладбищенскими горениями фосфора (если таковые вообще есть, этот вопрос мы рассмотрим позже отдельно). Наверняка это и вызвало к себе внимание, тем более что об этом в данном регионе должны были знать — там вампиризм и сегодня достаточно распространён. И полагаю, что были видения похороненного людям — они-то, скорее всего, более остального и склонили к эксгумации. Судя по состоянию «святого», он занимался активным вампиризмом.

Поскольку накануне проходили долгие и сильные дожди, которые затопили кладбище, святой Харбел (тогда ещё не святой, а просто так) был найден плавающим в могиле, полной грязной воды. После того как тело было обмыто и переодето, было замечено, что из пор тела истекает какая-то жидкость. Её описывали как «смесь пота и крови» (то есть кровь с иной составной постепенно выходила из тела по потовым каналам, ещё и со специфическим резким запахом, отчасти напоминающем запах пота — со смесью крови, но с неким похожим на цветочный ароматом — как мы уже знаем, это распад аминокислот). Многие верующие считали, что это именно кровь. Истечение этой жидкости продолжалось и усиливалось, и в результате этого пришлось менять одежду два раза в неделю. Части одежды, пропитанные этой жидкостью, распространялись как святые реликвии и считались целебными (!).

Вот уж воистину мракобесие — брать у похороненного человека одежду и его выделения — целовать их, лизать, носить на груди, давать детям Не зная, от какой болезни этот рядовой гражданин сыграл в ящик. Мало того, что у трупа брать — что уже дико. На самом деле это человек живой и находящийся в самой запущенной стадии вампиризма — то есть источающий заразу коматозник.

И это продолжалось до июля 1927 года, когда тело поместили в деревянный гроб, выложенный цинком и с цинковой крышкой, и там находились заверенные нотариусом свидетельства об этом феномене от самых высших официальных католических лиц.

В течение последующих 23 лет гроб находился в специальном склепе в стене-молебне, поднятый на камнях для того, чтобы уберечь его от влажности.

Чудо святого Харбела вызвало массовое поклонение, потоки паломников стали прибывать в Аннаю, и сегодня это продолжается далее в более массовом масштабе. В феврале 1950 года паломники заметили, что жидкость протекает через стену молебны на пол. Из-за опасения, что может возникнуть ущерб могиле, она была открыта в апреле, и опять было установлено, что тело является гибким и похожим на живое, и на нём не было абсолютно никаких следов разложения.

Как сообщает Круз,

«Истечение жидкости и крови продолжалось, и окружающие предметы были покрыты ими. Беловатая жидкость истекала в таком количестве, что она, высыхая, образовывала массы белого порошка, который разбирали как реликвию паломники».

После этих известий количество паломников увеличилось до 5 тысяч в день. Его тело исследовалось каждый год, и каждый раз тело плавало в гробу в смеси крови и белой жидкости в три дюйма (около 100 литров). Однако тело уже не показывают публике с 1950 года. И тут самое время взглянуть в архивы вампирологии.

Во-первых, обращаю внимание: человек был вытащен из могилы через полтора месяца — удачный срок, чтобы не умереть от природных факторов. По сути, это свежий «покойник». Его, фактически, спасли от смерти. Вампир жив не только до тех пор, пока его не эксгумируют и казнят, но и до тех пор, пока его не съедят насекомые и зверьки (если смогут) или он не захлебнётся в грунтовых водах. А этот человек был похоронен без гроба — редкая удача.

Теперь по поводу тела, которое плавает в гробу в крови — как плавает святой Харбел. Аббат Августин Кальме в своём трактате, давайте вспомним, пишет: «В государственных докладах за 1693-1694 гг. говорится об упырях, вампирах и привидениях, которые появляются в Польше [Речи Посполитой] и — о чём больше сообщений — в России.

Они появляются в любое время суток и приходят пить кровь живых людей и животных — в таком большом количестве, что иногда она вытекает у них обратно через рот, нос и, чаще всего, через уши, а труп плавает в заполненном кровью гробу (курсив мой — В.Д.). Говорят, что он испытывает какой-то голод, который заставляет его жрать бельё и одежду, которая находится рядом с ним. Этот упырь выходит из своей могилы, или выходит некий демон в его обличии, приходит по ночам обнимать и сжимать в объятиях с неистовой силой своих близких или друзей, потом пьёт их кровь, пока они не ослабнут, доводит их до изнеможения, и, наконец, становится причиной их смерти.

Эти преследования не прекращаются со смертью одного из членов семьи; их можно остановить, лишь отрезав голову или вскрыв сердце привидению, труп которого находят в своём гробу гибким, податливым, полным, с красным лицом, хотя он уже долгое время мёртв. Из их тел вытекает огромное количество крови, и некоторые смешивают её с мукой для приготовления хлеба; и по обычаю этот хлеб едят для защиты от преследования духа, который действительно после этого больше не приходит».

Тело святого Харбела плавает в заполненном кровью гробу. В чём разница?

Разницы не вижу.

А вот Кальме пишет и о свечении над могилой вампира, как у святого Харбела, и о непонятной «беловатой жидкости» — почти за 200 лет до эксгумации Харбела:

«Вампир был похоронен около трёх лет назад; над его могилой было видно свечение, похожее на свет лампы, но менее яркое.

Могилу вскрыли и обнаружили человека неповреждённого и казавшегося столь же здоровым, как и любой из нас присутствовавших; волосы, ногти, зубы и глаза (последние были полузакрыты) также крепко держались на его теле, как они есть сейчас на нас, живых, и его сердце билось.

Затем его вынули из могилы; его тело не было по-настоящему гибким, но оно было целым и абсолютно неповреждённым; потом чем-то вроде металлической пики, круглой и острой, ему пронзили сердце: оттуда потекла беловатая жидкость с кровью (курсив мой — В.Д.), но кровь доминировала в ней, всё это не имело никакого дурного (трупного — В.Д.) запаха; после этого ему отрубили голову топором, похожим на те, которыми пользуются на казни в Англии. Из тела потекла та же жидкость с кровью, но более обильно, чем из сердца. В конце концов, его бросили снова в могилу и засыпали негашёной известью, чтобы завершить дело наверняка. С тех пор его племянница, у которой он два раза пил кровь, стала чувствовать себя лучше.

В месте, где вампиры высасывают кровь, образуется ярко-синее пятно; но определённого места нет: иногда они пьют кровь из одного места, а иногда из другого».

Итак, вот и свечение над могилой, вот и странная беловатая жидкость.

Опять-таки, в чём разница?

В одном: одного коматозника зверски убили и засыпали известью, другого сделали святым. Оба — вампиры.

КОММЕНТАРИИ

Прежде всего, хочу напомнить, что Кальме выступал скептиком и «разоблачал» силами той эпохи факты вампиризма, тогда заполнившие Европу. Но трактат Кальме ценен не его рассуждениями (хотя и они интересны, пусть и кажутся сегодня наивными), а ценен обзором фактов, докладов, отчётов — которые тогда были содержанием научных журналов Европы. Эта фактура важна для исследователя.

Внесу свои комментарии.

Во-первых, и этот святой Харбел, и все эти вампиры — это не трупы, как их считает Католическая Церковь и их эксгуматоры, а живые люди. Причём, если католики ополоумели от трепета к святому вампиру, то эксгуматоры вампиров чётко определяли — бьётся сердце. Так коль бьётся — это же живой человек. Не труп. Давайте-ка его вытащим и вернём в наши ряды.

Нет же. Казнить паразита. Мало того, он ещё и крики боли издаёт, ругается — как Кальме в иных случаях описывает. Для эксгуматоров это уже труп по умолчанию, хотя и сердце бьётся, и он, оживший, проклинает своих палачей. Кричащий труп, проделки дьявола.

Вот ведь вопрос: вопрос, который задавал Кальме: почему вместо того, чтобы радоваться ожившему «трупу» — над которым на похоронах слёзы лили — его казнят с подачи близких? Ведь очевидно — он живой человек. Нет — близкие хотят его смерти. Собственно, все прошения в муниципальные власти об эксгумации как раз и только исходили от самих близких, замученных явлениями похороненного родственника. Они к нему уже не любовь испытывают, а ужас и лютую ненависть.

Это не меняет того факта, что на самом деле их родственник не умер, а всё ещё жив — находясь в болезненной коме. И фактически при эксгумации и казни вампира происходит убийство. Инициированное родственниками.

Это, правда, объяснимо, так как вампир одного за другим сводит в могилу свою родню, причём в подавляющем большинстве она отнюдь не лежит нетленной, а банально и безвозвратно умирает.

Джулия Буккола Петта умерла при родах в 1921 году в Чикаго. Фотография сделана после её эксгумации семь лет спустя на кладбище Маунт Кармел. Это произошло после того, как её мать неоднократно видела Джулию во сне, и та просила её о перезахоронении. Затем последовал целый ряд сообщений о призраке «итальянской невесты» (так её называли в этой местности), а также сообщения о том, что зимой из её могилы источался запах цветов.

Я ранее рассматривал и ещё один главный момент в этом деле: кровь. На самом деле никакой крови вампиры не пьют. Свидетельства говорят, что они присасываются и оставляют синяки на разных частях тела. Но кожа-то не прокушена. Да, есть синяки. Но нет прокусов кожи — как это придумали беллетристы типа Брэма Стокера, отца «Дракулы», — и тем более нет следов зубов.

Замечу, даже имея выдуманные писателями клыки — попробуйте с их помощью выпить хоть грамм крови. Напрасная затея. Ну, может грамм крови из шеи и выйдет — а больше ничего. Если перерезать или порвать вену — то кровь хлынет. Но при чём здесь клыки и два пятнышка от них на шее? Абсурд.

Эти клыки бессмысленны и сами по себе, и к настоящему вампиризму не имеют никакого отношения. Это выдумка писателей, исходивших из той глупости, что вампиры пьют кровь. Им для этого якобы и нужны клыки, которые непонятно как у них растут — и непонятно зачем.

Ни у одной настоящей жертвы вампира кожа не была прокушена. Об этом говорит весь архив вампирологии.

С другой стороны, вообще пить кровь не имеет никакого смысла. В XVII веке, когда кровь не была изучена наукой, бытовали мнения, что выпивание крови полезно для здоровья, а медики той эпохи прописывали кровь животных в качестве лекарства или кровопускание для оздоровления и замены крови. В то время полагали, что выпитая кровь автоматически попадает в сосуды, наполняя их чужой кровью.

Что же, вполне понятно для той эпохи.

Сегодня мы, однако, знаем, что на самом деле при выпивании крови она попадает вовсе не в сосуды, а в желудок, где переваривается как пища. Тут вообще непонятно, в чём смысл пить кровь — а почему хуже есть сырое мясо? В чём разница? В мясе питательных веществ гораздо больше, чем в крови. С другой стороны, кровь пьют (и едят сырое мясо), спасаясь от цинги, народы Севера. Они, что, вампиры? У нас в гастрономах продают кровяную колбасу. Для кого — для вампиров?

А ведь вампиры якобы эту кровь поедают, глотают, переваривают желудком. Не вижу разницы. У вампиров эта кровь должна перевариваться желудком и прямой кишкой — и выдаваться на выходе в виде очевидном, обычном, не мистическом, а фекальном. Стоит ли нападать на кого-то, если всё это можно удовлетворить кровяной колбасой? А для неё и клыки не нужны. И прочее тоже — типа махания плащами-крыльями. Эдакий комар.

На самом деле миф о тяге вампиров к крови возник вовсе не потому, что они её у кого-то пьют. Этого никто никогда не видел. Этот миф возник только потому, что эксгумированные тела находили — подобно святому Харбелу — плавающими в своём гробу в крови. Тут логика проста. Ага, жертвы, кому он являлся, чахнут. А тут кровь в избытке, вытекает из всех пор тела. Значит, пьёт. Это кровь жертв.

Вот так — совершенно антинаучно и невежественно — вампиров сделали кровопийцами. На основе поломанной логики и без каких-либо исследований. Что вполне объяснимо, так как эти представления формировались в ту эпоху, когда никто не знал, что такое кровь и как она образуется в организме.

ПРОБЛЕМА КРОВИ

Думаю, ни у кого — разве кроме одиозных католиков — не вызовет сомнения тот факт, что святой Харбел — это живой человек. В любом случае, коль его тело «потеет» кровью с беловатой жидкостью — это проявление жизнедеятельности, обмена веществ, потребления веществ и производства этих — как их вежливо назвать — отходов.

Понимаю, что суета католиков вокруг этого человека — это издевательства над больным человеком, но пусть это останется на совести самих католиков. Могут вылечить, вернуть к жизни, но глумятся над больным, выставляя его на обозрение. Сделав из него святого. Он, возможно — как и многие коматозники — всё слышит и соображает, и хотел бы заорать: прекратите это издевательство и помогите. Да не может.

Я не был в этом соборе в Ливане и не видел сам Харбела. Но верю многочисленным сообщениям о нём, как верю и в многотысячные потоки паломников. Которые, к тому же, выделения Харбела уносили как святую фактуру.

Знаю, что, поехав сегодня туда — найду там этого вампира. И что для науки важно — у него и можно взять (если он ещё не умер) анализы и выделить вирус вампиризма — чего до сих пор наукой не было сделано.

Это практика. Реальная практика. А теория тут, увы, отстаёт. Причём, наука потому не изучает Харбела (хотя изучает Туринскую плащаницу), что полный ноль в теории. Пусть это звучит нескромно, но кроме усилий автора этих строк в этом теоретическом направлении исследований больше никем в мире ничего не сделано. И не потому, что мало умных людей, а потому, что тема столь сложна, что внешне выглядит вообще невозможной.

Возникает масса вопросов, и первый из них: откуда же тело, которое не питают глюкозой внутривенно и которое не только не получает минеральных веществ и витаминов, но и — судя по всему — не имеет доступа к свежему воздуху — откуда оно черпает воду для производства крови и этой белой жидкости?

Насчёт производства белого вещества, которое, высыхая, образует белый порошок, видимо, нет сомнений — это продукт вируса, зараза. То же самое, что выделения насморка, которые рождает вирус гриппа для своего размножения. В них — штаммы заразы, которая размножается. Вопрос с кровью мы попробуем рассмотреть дальше. Но откуда вода? Человек не пьёт, едва дышит (пара вздохов в час). Парами воды сыт не будет — как и нормальный человек. Если он плавает в гробу в 100 литрах жидкости, которая из него вышла в течение года, — то он это должен усвоить — чтобы выдать. Где он это взял? А наблюдения показали, что он даёт ежедневно около 300 граммов жидких выделений. Учитывая испарения тела, он должен потреблять минимум вдвое больше. Откуда вода? Мало того, человек плавает в своих выделениях, имеющих вид крови и пахнущих кровью. И лицо его розово от избытка крови и сосуды ею переполнены — и кровь сочится, как пот (вместе с белой жидкостью). Ранее полагали, что это чужая кровь. Однако чужая кровь максимум станет пищей в желудке, переварится как кровяная колбаса и соответственно себя покажет «на выходе» (которого в виде фекалий абсолютно нет). Здесь же очевидно, что тело само производит кровь — СВОЮ КРОВЬ в огромных количествах. Это именно своя кровь делает пунцовыми щёки этих похороненных и истекает из них в огромном количестве, заставляя тело плавать в гробу.

Таким образом, мы должны ответить на два вопроса: откуда вода для крови и откуда сама кровь.

Задача трудная и — чего там — ещё более трудная, чем это можно себе представить.

Что касается вопроса воды (и также вопроса минеральных веществ, витаминов, углеводов и прочего, необходимого для жизни), то здесь теоретически только два пути, по которым коматозник может возобновлять эти ресурсы организма.

1) Потреблять их порами тела из окружающей среды. Это предположение кажется невероятным, так как предусматривает полное изменение механизма обмена веществ и использование органов (кожи, например), для этой цели не приспособленных. Конечно, мы видим, что в коме всё-таки происходит весьма существенное изменение в обмене веществ, а из пор вампира сочится жидкость, состоящая из крови (?) и беловатой жидкости. Но одно дело — выделения, другое — потребление воды и иных веществ.

Тут следует напомнить и о том, что у коматозника в гробу ограничен и запас кислорода. Как считают колдуны Гаити, погружающие людей в кому с помощью яда тетродотоксина, у человека в коме в гробу только 12 часов, чтобы не задохнуться. Однако вампиров находят в своих гробах и через месяцы, и через годы. Поэтому, думаю, этот вариант нас не устраивает, и мы должны перейти к пункту два.

2) Вампир получает все эти вещества иным путём.

Каким именно? А это особый вопрос, решать который нужно, видимо, исследуя другие аспекты вампиризма — в первую очередь его связь с полтергейстом.

Пока же хочу подчеркнуть всю сложность проблемы. Когда мы рассматриваем коматозное состояние, перед нами целый комплекс трудностей, кажущихся порой несовместимыми с жизнью.

У неподвижного коматозника неизбежно появляются пролежни, которые так же неизбежно должны привести к нагноениям, а вслед за тем к некрозу тканей, заражению крови, гангрене — смерти, одним словом. Если этих пролежней не образуется, то это означает, что организм двигается — или, по крайней мере, мышцы испытывают периодические нагрузки.

Вода, которая выделяется у вампиров в виде жидких кожных выделений, должна проходить в организме сложный путь. Как понимает это медицина, куда в большем объёме, чем пот, на порядки больше, почки должны выделять мочу. Но мочи, как и кала, у вампиров нет совершенно. Это само по себе говорит о том, что почки и кишечник не работают. Но если они не работают, то как происходит обмен веществ? Как очищается кровь? Наконец, если они не работают, то почему они не дистрофируются и — подобно пролежням — не становятся источником гниения и распада?

Даже в коме у человека происходит постоянный расход энергии, и он испытывает постоянную нужду в питательных веществах: белках, углеводах и жирах. Именно кровь их разносит по всему организму и снабжает клетки кислородом, без которого невозможен обмен веществ и поддержание температуры тела. Чтобы усвоить белки, углеводы и жиры нужна работа печени, кишечного тракта, почек и так далее. Но мы не видим, чтобы у вампира они работали — нет соответствующих выделений.

В процессе обмена веществ образуется углекислота и много других вредных для организма продуктов распада. Все они поступают в кровь, доставляются ею к органам выделения и через них удаляются из организма. Если бы вампир был обычным коматозником, то его гроб был бы полон чистой углекислоты и токсинов. То есть, коматозник умер бы в первую очередь от своих выделений.

Единственное, что остаётся в этом случае признать, — это то, что организм вампира более не питается белками, углеводами и жирами (в том числе и кровью — как обыкновенным продуктом). Не возникает никаких сомнений в том, что он питается, так как у него есть постоянные выделения. Но питается он чем-то иным, что и определяет специфику этих выделений. Меню я определил бы — условно — так: вода, минеральные вещества, витамины (возможно), плюс нечто, что является источником энергии.

В таком виде даже современная медицина не способна назвать вампира живым, так как он живёт в нарушение всех известных биологических законов. С другой стороны — у него бьётся сердце, работают кровеносные сосуды, разнося кровь по организму и т.д.: он живой.

Если — опять-таки условно — попытаться увидеть работу организма вампира, то у него при полной неподвижности мышц и при полном отсутствии работы кишечника и почек есть органы, которые усиленно работают и — надо думать — заменяют утраченные функции этих органов. Если иметь ввиду, что каждые сутки вампир образует около 300 грамм крови и как её составную часть — беловатую жидкость, которые являются его выделениями, то самыми мощными органами вампира являются те, которые отвечают за кроветворные функции. У вампира должны быть огромные лимфатические узлы, отвечающие за образование лимфоцитов и обеспечивающие защитные функции организма. Невероятно развит должен быть красный кровяной мозг, поставляющий свежие кровяные клетки — и т.д. Должен в огромных, немыслимых количествах содержаться витамин В.

Чтобы «поставить крест» на том мнении, что вампиры питаются чужой кровью, опровергну и то предположение, что хоть вампиры и не пьют её фактически, но — якобы — могут путём условно «астрального выхода» менять свою кровь на кровь жертв («астральное переливание»). Вроде бы в этом случае им не нужно думать о питании организма, они получают питательные вещества с кровью других людей, а их выделения как раз и соответствуют как бы тому, что источником питания и является чужая кровь.

Хочу навсегда разобраться с вопросом крови. В стороне оставляю саму теоретическую возможность такой «астральной» подмены, которую якобы осуществляет вампир, забирая — минуя законы материи — кровь из вен других людей и помещая её в свои вены. Тут важно иное, что напрочь отметает такую гипотезу. Даже если вампир забирает чужую кровь и заменяет ею свою, это хоть, на первый взгляд, и решает проблему его питания, но не решает проблему его обмена веществ. Не просто никак её не решает, но даже вообще не имеет к ней никакого отношения. Даже с чужой кровью вампир должен быть обычным коматозником. А где же решение всех тех проблем, о которых мы говорили выше?

Даже с чужой кровью в своих венах вампир всё равно будет производить углекислоту и токсины, от которых неминуемо погибнет за максимум 12 часов пребывания в гробу.

Мало того, чужая кровь отнюдь не способна восполнить при переливании все нужды организма, так как чужая кровь сама содержит не обязательно питательные вещества, а наполовину токсины и углекислоту чужого организма. Кровь — только носитель либо питания, либо отходов тела, и при переливании крови врачи отнюдь не решают проблему питания организма, а восполняют наличие самого носителя (питают тело капельницами глюкозы, витаминами и прочим, что отдельно даётся в реанимации). А вампиру носитель не нужен, ему нужно питание. Как раз то, чего в крови нет. В организме человека около 4-5 литров крови, в отдельно взятый момент 2-2,5 литра содержат отходы, и 2-2,5 литра содержат питание. Но — НО ! — этого питательного в 2-2,5 литрах крови столь ничтожно мало, что его не хватит даже на то, чтобы вампир смог почесать за ухом. Работа нашего организма обеспечивается непрерывной и очень быстрой циркуляцией крови. Забирать для извлечения энергии кровь — это то же самое, что отрезать от электропроводки кусок провода метра в два и полагать, что в нём ещё циркулирует ток, который можно на что-то использовать. Кровь — не аккумулятор жизненных сил, а только провод, идущий от органа к органу.

Наконец, чужая кровь часто не принимается организмом и является причиной смерти при ошибках при переливании крови.

К тому же, при переливаний крови животных человеку эритроциты животного склеиваются и разрушаются в кровяном русле человека, при этом из них выделяются вещества, действующие как яды. Однако в вампирологии описаны случаи, когда жертвами вампиров становились животные, а вампиризм передавался, в том числе, и от животных к человеку.

Всё это, как и другое, показывает, что кровь не может являться чем-то, что вампиры черпают у жертв и тем питаются. Суть вампиризма, думаю, заключается вовсе не в крови.

Куда более интересна эта загадочная «беловатая жидкость», которая при высыхании превращается в белый порошок. Видимо, вампирологи эпохи Просвещения были не вполне точны, говоря, что местные жители используют кровь вампира для приготовления некоей вакцины, смешивая её с мукой для приготовления хлеба. Видимо, местные жители использовали как раз эту белую составную крови вампира, которая при высыхании крови образовывала белый порошок. Его же раздавали и паломникам, приходящим к святому Харбелу.

Её же можно получить сегодня, если организовать поездку к святому Харбелу.

Как показывает опыт медицины, именно такие выделения больного и содержат вирус болезни. Однако не исключаю, то опыт медицины в данном вопросе может оказаться бесполезен. Мы ничего не знаем об эффективности «вакцины» местных жителей Балкан, о которой говорилось выше. Иных уверенных сведений о том, что выделения вампира и само его тело содержат вирус, нет. С другой стороны, специфика явления — крайне тесно связанная с полтергейстом — говорит о том, что в нём участвуют некие сферы Бытия, которые мы должны выносить за пределы законов материи нашего мира и вообще материальности. Условно это мною ранее называлось «астралью», у других исследователей (полтергейста) это называется «ксенотической материей» (см. книгу Ю.И. Якличкина «Аскизский полтергейст», описывающей полтергейст в Республике Хакасия, при котором в 1994-1995 году погибли несколько людей — явный вампиризм, о чём мы расскажем позже). На самом деле это вовсе не материя, а нечто, являющееся либо искажённой реальностью, либо внематериальным, завиртуальным — в том случае, если виртуален сам наш мир. Более детально это нужно обсуждать отдельно, но уже здесь понятно, что сей вирус принадлежит не нашей материальной среде. Коль он касается деятельности нематериальных сфер, то, возможно, не могут быть заразными материальные выделения вампира — зараза распространяется вне нашей видимой материи.

Глубоко убеждён, что решение проблемы вампиризма лежит в решении проблемы полтергейста, как и полтергейст может найти решение только в решении проблемы вампиризма. Мало того, это, очевидно, явления одной сути, которые различаются только наличием болезни в случае с вампиризмом. Это тоже отдельная тема глав этой книги.

Здесь пока лишь замечу, что именно полтергейст среди прочих известных аномальных явлений является ключом к их общему объяснению (а у меня не вызывает никаких сомнений тот факт, что все аномальные явления, включая НЛО, имеют одно общее объяснение и — что понятно — одну природу). Но полтергейстом занимаются десятки тысяч исследователей, а вот вампиризмом — особой разновидностью полтергейста — занимаются единицы во всём мире. И как раз вампиризм может быть ключом к открытию природы полтергейста — и открытию всех «классических» аномальных явлений.

Этим он бесконечно ценен для науки и Человечества, так как является уникальным инструментом познания главных основ Мироздания. Эти открытия, верю, будут.