avangard-pressa.ru

Бэкон, шекспир и розенкрейцеры - Философия

Настоящее рассмотрение запутанной проблемы взаимоотношений Бэкона, Шекспира и розенкрейцеров предпринято не ради тщетной цели побеспокоить кости давно умерших людей, а для того чтобы оставалась надежда, что критический анализ поможет снова открыть утерянное для мира знание, утерянное с тех пор, как умолк оракул. У. Ф. Уигстон назвал барда из Эйвона «призрачным капитаном Шекспиром, розенкрейцеровской маской». Это – одно из самых важных утверждений относительно проблемы Шекспира.

Совершенно ясно, что Уильям Шекспир не мог без посторонней помощи написать все то, что вышло под его именем. Он не обладал для этого необходимой литературной культурой. Дело в том, что городок Стратфорд не имел школы, в которой бы тот мог получить знания, которые отражены в сочинениях, ему приписываемых. Его родители были неграмотными, и его детство не было отягощено учением. Есть шесть образцов рукописей Шекспира. Все они подписаны им, и три из них представляют его завещание. Неряшливый вид, кляксы говорят о том, что Шекспир не был знаком с пером и что, видимо, он копировал приготовленную для него подпись, или же его рукой кто‑то водил. До сих пор не обнаружено ни одного экземпляра его пьесы или сонета, написанного от руки, и этому нет правдоподобных объяснений. Есть только фантастические и неправдоподобные предположения, появившиеся в предисловии к Большому Фолио.

У автора, демонстрирующего знакомство с литературой всех веков, должна была быть хорошая библиотека. Тем не менее, нет сведений о том, что у Шекспира была такая библиотека, и в его завещании нет упоминания о книгах. Комментируя тот факт, что дочь Шекспира Джудит была неграмотной, и в 27 лет могла только расписаться, Игнаций Донелли говорит, что невероятно, чтобы Шекспир, если он написал пьесы, которые ему приписывают, позволил дочери остаться неграмотной, так что она, даже выйдя замуж, не смогла прочесть ни строчки из того, что написал отец и что сделало его богатым и знаменитым.

Споры возникают и по поводу того, где Шекспир мог приобрести знание французского, итальянского, испанского и датского языков, не говоря уже о латыни и греческом. Потому что вопреки редкому пристрастию автора к латыни в шекспировских пьесах Бен Джонсон, который лучше кого‑либо знал Шекспира, говорил о том, что актер из Стратфорда понимал «немного по латыни и еще меньше по‑гречески»! Ну а не странно ли, что Шекспир так и не сыграл главных ролей в знаменитых пьесах, которые он вроде бы написал, или же в пьесах компании, участником которой он был? Кажется, высшим его достижением была роль Тени отца Гамлета. Вопреки своей известной скупости, Шекспир не делал никаких попыток хоть как‑то контролировать издания своих пьес, многие из которых печатались анонимно. Насколько известно, его родственники и наследники не участвовали в печатании Первого Фолио после его смерти и не имели от этого издания никаких финансовых выгод.

ПОРТРЕТ ШЕКСПИРА С НАЛОЖЕННЫМ НА НЕГО ПОРТРЕТОМ БЭКОНА

Портрет сэра Фрэнсиса Бэкона в издании 1640 года «О достоинстве и приумножении наук» при наложении его на портрет Вильяма Шекспира из первых четырех фолио шекспировских пьес устанавливает, вне всяких сомнений, идентичность этих двух лиц. Нет ни одного существенного различия в особенностях лиц. Видимое же различие достигается за счет ретуши, добавления шляпы и бороды, изменения прически. Портрет Бэкона кисти Ван Сомера – один из немногих, где этот государственный деятель изображен без головного убора – показывает высокий продолговатый лоб, который виден также и в портрете Друшо. Грубость портрета Друшо, вызывавшая критические отзывы поклонников Шекспира в течение трех веков, была существенной частью замысла исказить черты лорда Бэкона до такой степени, что его невозможно было узнать. Д‑р Спекмен открыл шифр, посредством которого буквы в словах «It was» во второй строке стиха Бена Джонсона «К читателю» могут быть заменены буквами «F. Васо». Метод декодирования заключается в сдвиге алфавита из 22 букв на шесть мест вправо с заменой букв верхнего алфавита буквами нижнего алфавита. Так (полагая V как W),

ABCDEFGHIKLMNOPQRSTVXZ

STVXZABCDEFGHIKLMNOPQR

Начальные строки стихотворения Бена Джонсона в этом случае читаются

This figure, that though here seest put

F. Baco for gentle Shakespeare Cut.

Фигура, которую ты здесь видишь,

Ф. Бэкон, изображенный как Шекспир. [11]

Из «Короля Ричарда II» Шекспира, Кварто 1597

ЗАСТАВКА, ПОКАЗЫВАЮЩАЯ СВЕТЛЫЕ И ОТТЕНЕННЫЕ БУКВЫ А

Показанная выше орнаментированная заставка уже давно считается подписью или знаком Бэкона или розенкрейцеров. Светлое и темное А появляется в нескольких томах, опубликованных эмиссарами розенкрейцеров. Если приведенную выше фигуру сравнить с фигурой из «Alciati Emblemata», представленной на последующих страницах, шифрованное использование двух видов А будет подтверждено еще раз.

Будь Шекспир автором пьес, которые ему приписывают, тогда его рукописи и неопубликованные пьесы определенно составили бы его самое ценное достояние. Однако в своем завещании, делая оговорки о подержанной кровати и «большой серебряной позолоченной вазе», он даже не упоминает и не завещает никому свои рукописи.

В то время как издания Фолио и Кварто подписаны именем William Shakespeare , все известные автографы актера из Стратфорда имеют вид William Shakspere. Может быть, это изменение в написании означает что‑то такое, что проглядели исследователи? Далее, если издатели первого шекспировского Фолио так почитали своего брата‑актера, как это следует из их предисловий к этому тому, то почему же они, как бы ссылаясь на продолжающуюся известную им шутку, помещают на титульном листе очевидную на него карикатуру?

Настораживают и некоторые несуразности в личной жизни Шекспира. В самом зените своей литературной славы он больше всего занят скупкой солода для пивоварения. Да и образ бессмертного Шекспира как заимодавца – это автора‑то «Венецианского купца»! И все же среди тех, кого он преследовал за долги, был его земляк, у которого он в судебном порядке изъял неуплаченный долг в два шиллинга. Другими словами, в личной жизни Шекспира нет ничего такого, что оправдывало бы приписываемое ему литературное величие.

Из книги Р. Бертона «Анатомия меланхолии»

ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ «АНАТОМИИ МЕЛАНХОЛИИ» БЕРТОНА

Эксперты по Бэкону утверждают, что книга Р. Бертона «Анатомия меланхолии» на самом деле является записной книжкой Фрэнсиса Бэкона, куда он записывал странные и редкие образцы знания в течение всей своей жизни. Предполагается, что титульная страница несет в себе зашифрованное сообщение. Ключом к этому шифру является фигура маньяка в правом нижнем углу. Согласно миссис Элизабет Галлуп, небесный шар, на который указывает маньяк, является шифрованным символом Бэкона. Планетарные знаки, которые появляются в облаках на полях листа напротив фигур 4, 5, 6 и 7, означают планетарные конфигурации, которые и приводят к изображенным видам маний. Сидящий человек с головой, покоящейся на его руке, считается сторонниками бэконовской версии самим сэром Фрэнсисом Бэконом.

Философские идеи в пьесах Шекспира отчетливо демонстрируют, что их автор хорошо знаком с доктринами и идеями розенкрейцеров. На самом деле глубина шекспировских произведений несет на себе отпечаток такого величия, которое присуще только лишь просвещенным этого мира. Большинство из тех, кто искал решения загадки Бэкон – Шекспир, были исследователями‑интеллектуалами. Несмотря на их эрудицию, они проглядели важную точку зрения, которая определяется ролью трансцендентализма в философских достижениях веков. Таинства сверхфизики недоступны материалистам, чья подготовка не позволяет им оценить все тонкости и сложности. Ну кто, кроме каббалиста, пифагорейца или платониста, мог бы написать «Макбета», «Гамлета», «Цимбелина»? Ну кто, кроме человека, погруженного в мудрость Парацельса, мог написать «Сон в летнюю ночь»?

Отец современной науки, законоведения, редактор Библии, патрон современной демократии и один из основателей современного масонства, сэр Фрэнсис Бэкон был человеком, обладающим многими способностями и преследовавшим много целей. Он принадлежал ордену розенкрейцеров; некоторые даже думают, что он‑то и был Розенкрейцем. Если он и не был тем, кого в розенкрейцеровских рукописях называют прославленным отцом C.R.C., то уж во всяком случае он был инициированным высокой степени. Для изучающих символизм, философию и литературу розенкрейцеров его активность в связи с этим секретным обществом представляется очень важной.

Тонны бумаги исписаны, чтобы выяснить, был ли Фрэнсис Бэкон автором шекспировских пьес и сонетов. Непредубежденное рассмотрение этих свидетельств не может не убедить недогматичного человека в правдоподобности этой теории. На самом деле энтузиасты, боровшиеся за то, чтобы отождествить сэра Фрэнсиса Бэкона с бардом из Эйвона, могли бы давно выиграть дело, если бы рассмотрели его под правильным углом. Он заключается в том, что Фрэнсис Бэкон, инициированный розенкрейцер, зашифровал в пьесах Шекспира секретное учение братства розенкрейцеров и истинные ритуалы масонского ордена. Миру еще предстоит открыть, что он был действительным основателем этого ордена. Сентиментальный мир, однако, не любит расставаться со своими героями, даже если при этом оказывается перед неразрешенным противоречием. Тем не менее, если было бы доказано, что разрешение противоречия может открыть такую информацию, которая принесет пользу, тогда лучшие умы участвовали бы в разрешении противоречий. Дискуссия вокруг Бэкона – Шекспира стараниями большинства участников спора затрагивает наиболее важные аспекты науки, религии и этики. Те, кто разгадает эту загадку, сумеют найти ключ к потерянной мудрости человечества.

Из книги «Alciati Emblemata»

ЗНАК БЭКОНА

Этот любопытный том, из которого взята гравюра, был опубликован в Париже в 1618 году. Внимание исследователей Бэкона было немедленно привлечено к изображению борова на переднем плане. Бэкон часто обращался к этому животному, обыгрывая его в каламбурах, особенно в связи с тем, что имя Бэкон является производным от слова «бук» (beech), – плодами бука было принято кормить свиней. Два столба на фоне картины представляют интерес для масонов. Две буквы А почти в центре картины – одна светлая и другая темная – представляют уже сами по себе доказательство влияния Бэкона. Наиболее убедительное свидетельство, однако, состоит в том факте, что 17 является нумерическим эквивалентом букв латинской формы имени Бэкона (F. Васо) и как раз 17 букв появляются в трех словах на иллюстрации.

Понимание огромных интеллектуальных способностей Бэкона явилось причиной того, что король Яков поручил ему рукописи перевода так называемой Библии короля Якова для сверки, внесения исправлений и изменений. Документ оставался у Бэкона около года, но нет никакой информации о том, что происходило в это время. Относительно этой работы У. Смедли писал: «Когда‑нибудь будет доказано, что вся схема Авторизованной Библии принадлежит Фрэнсису Бэкону» (см. «Тайну Фрэнсиса Бэкона»). Первое издание Библии короля Якова содержит зашифрованную заставку Бэкона. Не хотел ли он в зашифрованном виде в авторизованной Библии скрыть то, что не смел буквально открыть в тексте, а именно секретный розенкрейцеровский ключ к мистическому и масонскому христианству? Бэкон обладал, безусловно, всем необходимым для написания шекспировских произведений, включая философское и общее знание. Кроме того, он был композитором, и лингвистом, и юристом. Его духовник д‑р У. Роули и Бен Джонсон аттестуют его способности, как философские, так и поэтические, с самой лучшей стороны. Первый из них говорил: «Если бы я помыслил, что Бог излил на кого‑нибудь из нынешних людей луч познания, то это относилось бы к нему. Он прочитал много книг, но знания его происходят не от книг, но из самых основ и понятий внутри него самого» (см. Введение к «Resuscitatio»).

Сэр Фрэнсис Бэкон, будучи не только способным юристом, но и блестящим придворным, обладал тонким знанием парламентских законов и этикета королевского двора; это знание превосходно проявляется в шекспировских пьесах, и вряд ли его мог приобрести человек из захолустного Стратфорда. Лорд Веруламский посетил много стран, и этот опыт помог ему в создании колорита, передающего подлинную атмосферу тех мест и времен, которые описаны в пьесах. Между тем нет никаких свидетельств о том, что Шекспир вообще выезжал за пределы Англии.

Великолепная библиотека сэра Фрэнсиса Бэкона содержит книги, которые необходимы для цитирования и пересказа анекдотов в пьесах Шекспира. Многие пьесы основаны на сюжетах, изложенных в более ранних произведениях, перевода которых на английский язык не было в то время. Оригиналы могли быть прочитаны лордом Веруламским, но маловероятно, чтобы их прочитал Уильям Шекспир.

Существует огромное количество свидетельств в пользу того, что за пьесами Шекспира стоит Бэкон. Шифрованное число сэра Фрэнсиса Бэкона равно 33. В первой части «Короля Генриха Четвертого» слово «Фрэнсис» встречается 33 раза на одной странице. Для того чтобы добиться такого результата, автор употребил явно неуклюжие предложения, например: «Сейчас, Фрэнсис? Нет, Фрэнсис, но завтра, Фрэнсис: или Фрэнсис, в четверг: или в самом деле, Фрэнсис, когда ты будешь. Но Фрэнсис…»

Через все Фолио и Кварто проходят следы акростики. Простейшая ее форма, когда надо учитывать первые буквы строчек, скрыта в «Буре», акт 1, сцена 2. Там появляется и бэконовский акростих:

B egin to tell mе what I am, but stopt

A nd left me to bootelesse Inquisition,

C oncluding, stay: not yet.

Первые буквы трех строк образуют вместе со второй и третьей буквами третьей строки слово BACon (Бэкон). Подобная акростика очень характерна, как это все признают, для произведений Бэкона.

Дух шекспировских пьес политически созвучен с общепризнанными взглядами Бэкона, чьи враги часто в пьесах окарикатурены. Да и религиозные, философские и педагогические идеи, отраженные в пьесах, соответствуют убеждениям опять‑таки Бэкона. Следует признать не только подобие стиля и терминологии произведений Бэкона и пьес Шекспира, но и то, что исторические и философские неточности, присущие одному, часто встречаются у другого. Например, оба неверно цитируют Аристотеля.

Ясно осознавая, что будущее раскроет всю полноту его гения, завещав свою душу Богу, лорд Веруламский свое тело завещал похоронить в неизвестном месте, свои имя и память отдать на милость людской молвы, другим народам и векам и его собственным соотечественникам по прошествии некоторого времени. Выделенная курсивом часть завещания Бэкона была вычеркнута им самим, скорее всего из опасения, что он сказал слишком много.

Из книги Ф. Бэкона «Прогресс учения»

ФРЭНСИС БЭКОН, ГЕРЦОГ ВЕРУЛАМСКИЙ,ВИКОНТ СЕНТ‑ОЛБАНС

Лорд Бэкон родился в 1561 году и, как свидетельствуют исторические источники, умер в 1626 году. Есть, однако, свидетельства, говорящие, что его похороны были ложными и что, оставив Англию, он жил много лет под другим именем в Германии, посвятив свою жизнь служению тайному обществу и распространению его доктрин. У сторонников бэконовской версии не существует никаких сомнений в том, что лорд Фрэнсис Бэкон был незаконнорожденным сыном королевы Елизаветы и графа Лейстера.

Уловки Бэкона, очевидно, были знакомы некоторому кругу лиц еще во время его жизни. Действительно, намеки на происхождение шекспировских пьес можно найти в массе работ XVII века. На стр. 33 (бэконовское число) издания 1609 года «Сокровища, или хранилище сравнений» Роберта Коудри появляется следующий намек: «Вероятно, люди будут смеяться над бедняком, которому дали богатую одежду, чтобы он мог представить в ней на сцене уважаемого человека, а он стремится оставить эту одежду у себя после окончания спектакля и хвастать в ней».

Повторяющиеся ссылки на слово «свинья» (hog) и присутствие иносказательных зашифрованных выражений на странице 33 говорят о том, что ключом к шифру было само имя Бэкона, обыгранное в иносказаниях и построениях слов, или же его нумерический эквивалент. Примерами являются знаменитое утверждение Квикли в «Виндзорских насмешницах»: «Hang‑hog is latten for Bacon, I warrant you», или же титульные страницы «Графини из Аркадии» Пемброка, или же «Королева фей» Эдмунда Спенсера, или же эмблемы, появляющиеся в работах Алситуса и Витера. Далее, слово «гонорификабилитудинитатибус», появляющееся в пятом акте «Тщетных усилий любви», является знаком розенкрейцеров, на что указывает и его нумерический эквивалент – 287.

Опять‑таки в бэконовской «Новой Атлантиде» на титульном листе первого издания изображен Отец Времени, выносящий женскую фигуру из пещеры. Здесь же латинская надпись: «В свое время секретные истины будут открыты». Колонтитулы, шрифты и прочие типографские детали, появляющиеся в томах, опубликованных в первой половине XVII века, были сконструированы так, чтобы в них можно было узреть определенный план. Иногда для этой цели текст подвергался сознательному искажению.

Очевидно, что опечатки в нумерации страниц в Фолио и других изданиях являются ключами к бэконовскому шифру, потому что последующие переиздания содержат те же опечатки. Например, первое и второе Фолио отпечатаны с различных матриц с интервалом в 9 лет, но в обоих изданиях страница 153 «Комедий» пронумерована как 151, а страницы 249 и 250 идут как 250 и 251 соответственно. Также в работе Бэкона «О достоинстве и приумножении наук» издания 1640 года страницы 353 и 354 идут как страницы 351 и 352, а в издании 1641 года «Божественных недель» Дю Барта страницы с 346 по 350 вообще выпущены, а страница 450 идет как 442. Следует обратить внимание на частоту появления чисел 50, 51, 52, 53 и 54.

Из книги У. Рэлея «История мира»

ЗАШИФРОВАННАЯ ЗАСТАВКА

Во многих документах, сочиненных под влиянием философии Бэкона и призванных скрыть бэконовские или розенкрейцеровские криптограммы, используются условные знаки в начале и в конце главы, которые являются для посвященных сигналом присутствия скрытой в тексте информации. Приведенный выше орнаментированный свиток считается доказательством существования влияния Бэкона. Его можно найти только в редчайших изданиях, в которых содержатся криптограммы Бэкона. Эти шифрованные сообщения были помещены в книги или самим Бэконом, или же его современниками, или же последующими авторами, принадлежащими к одному и тому же тайному обществу, которому Бэкон оказал огромные услуги в передаче знания шифров и криптограмм. Варианты подобной заставки встречаются в изобилии в Большом Фолио 1623 года Шекспира, в «Новом Органоне» Бэкона (1620 г.), в «Библии короля Якова» (1611 г.), в «Королеве фей» Спенсера и в «Истории мира» сэра Уолтера Рэлея (1614 г.).

Требования лорда Веруламского к двухбуквенному шифру полностью удовлетворяются в массе изданий, отпечатанных между 1590 и 1650 годами и позднее. В стихах Диггиса Л., посвященных памяти «Автора мастера Шекспира», использовались два типа как заглавных, так и строчных букв. Особенно это заметно в заглавных Т, N и А (см. первое Фолио). Этот шифр исчез позднее в других изданиях.

Присутствие скрытого материала обнаруживается часто включением в текст совсем не нужных слов. На странице 16, которая на самом деле не имеет нумерации, «Божественных недель» Дю Барта издания 1641 года есть составленный из бессмысленного несвязного жаргона, введенного, очевидно, по причинам тайнописи, пирамидальный текст, который содержит имя Бэкона – «свинья» (hog). Через год после публикации первого Фолио в Люнебурге был опубликован замечательный том по шифрам, приписываемый Густаву Селенусу. Считается, что в нем содержится ключ к шифру Большого шекспировского Фолио.

Любопытно наличие рисунков для заглавных и конечных букв. Хотя подобные орнаменты обычны для печати того времени, некоторые эмблемы весьма характерны для бэконовского розенкрейцеровского шифра. Светлый и затененный варианты буквы А являются любопытным примером. Памятуя о том, что светлая и затененная буквы А часто встречаются в бэконовском символизме, и вспомнив то же относительно слова «свинья», следует признать специальное значение следующего отрывка из книги Бэкона «Истолкование природы»:

«Если свинья своим рылом может начертить букву А на земле, нельзя ли представить, что она могла бы написать целую трагедию как одну букву?»

Розенкрейцеры и другие секретные общества XVII века использовали водяные знаки для иносказаний, и книги, которые, по предположению, содержат бэконовские шифры, печатались на бумаге с водяными знаками масонов и розенкрейцеров. Часто в книге есть несколько символов – роза и крест, урны, связки фруктов и др.

Есть документ, который может оказаться превосходным ключом к шифру, используемому в «Цимбелине». Насколько известно, он никогда не публиковался и появился лишь только в издании шекспировских Фолио в 1623 году. Шифр заключается в подсчете строк и слов, включая знаки препинания. Этот код был открыт Генри Берсом в 1900 году, и после его полной проверки он будет представлен обозрению публики.

Нет никаких сомнений в том, что масоны выросли из тайных обществ Средневековья, как и в том, что символизм масонства и его мистицизм обязаны своим появлением древнему миру и Средним векам. Бэкон знал истины и секреты масонского происхождения, и есть основания подозревать, что он скрыл их в шифрах и криптограммах. Бэкона следует рассматривать не как человека, а как фокальную точку между невидимыми институтами и миром, который никогда не был способен отличить вестника от вести, которую тот несет. Тайные общества, открыв мудрость прошлых веков и опасаясь, что это знание снова может быть утеряно, действовали двумя путями: 1) через масонство – организацию инициированных, которым они открывали мудрость в форме символов; 2) заключением тайной мудрости в литературу тех дней через шифры и загадки.

Свидетельства указывают на существование групп мудрецов и прославленных братств, которые взяли на себя труд публикации и сохранения для будущих поколений самых избранных секретных книг древности вместе с другими документами, которые они сами подготовили. Таким образом будущие члены братства могли бы не только идентифицировать эти тома, но также и важные отрывки, слова, части, главы. При этом они действовали бы в мире символического алфавита иероглифического характера. Посредством определенного ключа или порядка их наследники могли бы найти мудрость, с помощью которой человек «поднимается» до просветленной жизни.

Иллюстрация из Большого Фолио 1623 года Шекспира

ПОРТРЕТ ШЕКСПИРА КИСТИ ДРУШО

Не существует аутентичных портретов Шекспира. Существенные различия в портретах Друшо, Чандоса, Янсена, Ханта, Эшборна, Соуста и Данфорда убедительно говорят о том, что эти художники не знали подлинного облика Шекспира. Тщательное рассмотрение портрета Дроушаута раскрывает несколько странностей. Энтузиасты бэконовской версии утверждают, что изображенное на портрете лицо представляет карикатуру, возможно, посмертную маску сэра Фрэнсиса Бэкона. Сравнение портретов Дроушаута с портретами Фрэнсиса Бэкона выявляет значительное сходство, и основное различие связано с ретушью. Следует обратить внимание на любопытную линию, идущую от уха к подбородку. Не означает ли эта линия, что портрет в самом деле представляет собой маску, которая оканчивается этой линией? Интересно и то, что голова не связана на портрете с телом, а покоится на воротнике. Самое странное на портрете – это камзол, одна половина которого надета задом наперед. Рисуя жакет, художник правильно нарисовал левую руку, но правая рука развернута наоборот. Фрэнк Вудворт заметил, что имеется 157 букв на титульной странице. Это розенкрейцеровский знак огромной важности. Дата 1623 плюс две буквы ON из слова LONDON дают зашифрованный знак Фрэнсиса Бэкона при использовании простого нумерического шифра. Простой заменой 26 букв алфавита (1 заменяет А, 6 – F, 2 – В, 3 – С) мы получаем AFBC. К этому добавляется ON из LONDON, в результате чего мы получаем AFBCON, переупорядочивание букв которого дает F. BACON.

Огромное влияние бэконовской тайны становится очевидным в наши дни. Бэкон был связующим звеном между античностью и нашим временем в сохранении античной мудрости. Эта тайная доктрина скрыта в его зашифрованных работах. Поиски этой божественной мудрости есть единственный допустимый мотив в усилиях расшифровки его криптограмм.

Масонские поиски могли бы быть более успешными, если бы в свое время было обращено внимание на некоторые тома, опубликованные в XVI и XVII веках, которые несут на себе отпечаток и символику секретных обществ, чьи члены первыми установили современное масонство, но сами при этом остались неуловимой группой, направлявшей активность остальных по этому пути. Неизвестная история и утерянные ритуалы масонства могут быть раскрыты в символизме и криптограммах средних веков.

Из книги У. Рэлея «История мира»

ТИТУЛЬНАЯ СТРАНИЦА ЗНАМЕНИТОГО ПЕРВОГО ИЗДАНИЯ «ИСТОРИИ МИРА»СЭРА УОЛТЕРА РЭЛЕЯ

Что это за таинственное знание, которым обладал сэр Уолтер Рэлей, которое, как утверждалось, было опасным для Британского правительства? Почему он был казнен, хотя обвинения против него не были доказаны? Не был ли он членом одного из тех ненавидимых и вызывающих страх тайных обществ, которые почти взяли верх в политике и религии в Европе в XVI и XVII веках? Не является ли Уолтер Рэлей важным фактором в загадочной связке Бэкон – Шекспир – розенкрейцеры – масоны? Ищущие ключ к этой загадке полностью проглядели этого человека. Современники восхищались его интеллектом, и он долгое время рассматривался как один из славнейших сынов Британии.

Сэр Уолтер Рэлей – солдат, придворный вельможа, государственный деятель, писатель, поэт, философ и исследователь – был блистательной фигурой при дворе королевы Елизаветы. Но этого же человека король Яков после смерти Елизаветы подверг всем унижениям, которые были в его власти. Трусливый монарх, который вздрагивал при упоминании об оружии и плакал как ребенок когда ему перечили, бешено ненавидел блестящего вельможу. Враги Рэлея, играя на слабостях короля, не прекратили своих происков до тех пор, пока Рэлей не был повешен и его обезглавленное, четвертованное тело не бросили к их ногам.

Приведенная выше титульная страница была использована политическими врагами Рэлея как мощное оружие против него. Они убедили Якова I, что лицо центральной фигуры, держащей земной шар, было карикатурой на короля, и взбешенный король приказал уничтожить весь тираж книги. Но несколько экземпляров избегли монаршей ярости. На этой странице есть много розенкрейцеровских и масонских символов, и фигуры на колоннах, по всей вероятности, скрывают шифр. Более важен тот факт, что на странице, смежной с титулом, приведена та же самая заставка, которая была использована в Фолио 1623 г. Шекспира и в «Новом Органоне» Бэкона.

Масонство является ярчайшим и блистательным сыном таинственного и скрытного отца. И проследить это родство трудно, потому что оно скрыто покровом, мистическим и сверхъестественным. Большое Фолио 1623 года является сокровищем масонской мудрости и символизма, и придет время, когда оно будет разгадано.

Хотя христианство и расшатало материальную организацию языческих мистерий, оно не смогло разрушить знания сверхъестественной силы, которым обладали язычники. Известно, что мистерии Греции и Египта, которые продолжили тайное существование в ранние века церкви, позднее, одетые в символизм христианства, были приняты как элементы этой веры. Сэр Фрэнсис Бэкон был одним из тех, кто был облечен полномочиями продолжить и распространить тайну сверхфизического, которой сначала обладали языческие жрецы, и для достижения этой цели он либо организовал братство R.С., либо был принят в члены уже существовавшей под этим именем организации и стал ее главным представителем.

По некоторым причинам, которые непонятны непосвященным, решено было продолжить усилия по сокрытию вклада Бэкона. Какова же эта сила, постоянное воздействие которой ощущается со времени смерти Бэкона, если она постоянно блокирует усилия исследователей? И давление ее ощущает на себе каждый, кто пытается разрешить эту загадку.

Невежественный и введенный в заблуждение мир даже преследует тех, кто понял секретную работу природы, всячески пресекая проявления божественной мудрости. Политический престиж Бэкона был подорван, и сэр Уолтер Рэлей принял уготованную ему позорную участь, потому что их трансцендентальное знание считалось опасным.

Подделки почерка Шекспира, навязывание мошеннических портретов и мертвых масок доверчивой публике, публикация ложных биографий, искажение книг и документов, разрушение неразборчивых надписей на памятных камнях, несущих зашифрованные сообщения, – все это создает трудности на пути решения проблемы соотношения Бэкона, Шекспира и розенкрейцеров. Ирландская подделка морочила людям головы целые годы.

Согласно материалам, которые стали доступны, высший совет братства R.C. состоял из лиц, которые умерли так называемой «философской смертью». Когда приходило время для инициации человека в члены ордена и время потрудиться во славу его, он «умирал» при непонятных обстоятельствах. На самом деле он менял дом, имя, и вместо него в могилу клался мешок камней или песка. Верят, что именно так было с Бэконом, который, подобно всем слугам мистерий, отказался от своего авторства и предоставил в распоряжение ордена все документы и материалы, которые он написал или инспирировал.

Иносказательные писания Бэкона составляют один из мощных элементов в мистериях трансцендентальной и символической философии. Очевидно, что пройдет еще много лет, пока несведущий мир поймет подлинный гений этого таинственного человека, который написал «Новый Органон», направил свой утлый корабль в неисследованное море знания через Геркулесовы Столбы и чьи идеи новой цивилизации великолепно выражены в утопическом видении «Новой Атлантиды». А не был ли Бэкон вторым Прометеем? Не заставила ли его любовь и жалость к невежественным людям принести божественный огонь с неба и спрятать его в напечатанных страницах?

По всей видимости, ключ к загадке Бэкона будет найден в классической мифологии. Тот, кто понимает секреты бога с семью лучами, поймет метод, использованный Бэконом для завершения своего монументального труда. Вымышленные имена придумывались им в соответствии с атрибутами и порядком членов планетарной системы. Одним из наименее известных, но очень важных ключей к загадке Бэкона является третье, опубликованное в Париже в 1637 году, издание «Изображений табличек, нарисованных двумя греками, софистами из "Филострата", и статуй Калистрата» некоего Блеза де Вигенера. Титульная страница этого тома, которая, как на это указывает правильно расшифрованное имя автора, была оформлена под руководством Бэкона или его тайного общества, представляет собой масонские и розенкрейцеровские символы. На странице 486 появляется гравюра с надписью «Яростный Геркулес», показывающая гигантскую фигуру, потрясающую копьем. Фон при этом украшен любопытными эмблемами. В своей интересной работе о Шекспире Альфред Фройнд пытается расшифровать символы Бэкона в «Филострате». Он считает Бэкона философским Геркулесом, который рано или поздно будет рассматриваться как истинный «Потрясающий копьем» (Шекспир).